Тайга

Глава будущей фармацевтической фирмы собрал совещание:

- Презентация назначена на 27 число. Остался месяц, какие будут соображения?

Вопрос начальника предполагал конкретные ответы и они посыпались. Их было много, кроме ответа на главный вопрос по умолчанию: станет ли дело фирмы прибыльным.

Конечно станет, как же иначе — негласный ответ висел в воздухе, но озвучить никто не решался. Плохая примета сомневаться в содеянном, но ещё не раскрученном деле. Средства вложены, а гарантий нет. И быть не может...

- Почему же не может? - обмолвился старейший из присутствующих Йишел.

- Что вы сказали? - переспросил глава фирмы.

- Я знаю способ повышения вероятности успеха.

- А разве кто-то сомневается?

Ответом было всеобщее молчание.

- Хорошо, так каков ваш способ?

- Есть один мастер — художник.

- Мы фармацевтическая фирма, если вы помните.

- Я помню, - спокойно отреагировал Йишел, - мы закажем картину. В ней будет отражена судьба нашего дела. Символически.

- Вы уверены?

- К нему многие обращаются.

- И что? Не было сбоев?

- Ни одного.

- Странно, что я не слышал об этом.

- Он работает конфиденциально.

- Сколько он берёт за картину?

- Зависит от размера.

- К презентации успеет?

- Конечно.

- Действуйте, Йишел.

Мастерская находилась на 142 этаже Творческого центра. Йишел поднялся, художник ожидал его.

- Как называется ваша фирма? - спросил он, после того как они утонули в удобных креслах.

- Тайга.

- Вы делаете лекарства?

- Наши препараты не считаются лекарством.

- Понятно.

Художник задал несколько уточняющих вопросов по персоналу фирмы.

- Картина должна быть готова к 27 числу, вот задаток.

- Судя по задатку, картина будет... - художник назвал размер. - В общем договорились, 26 можете забрать.

Презентация выглядела весьма солидно. Огромное фойе не вмещало всех желающих. В центре находилось нечто накрытое белым полотном. Фуршетные столы ломились от яств и напитков.

После торжественных речей Йишел подошел к полотну и откинул его. На всеобщее обозрение предстала картина.

В центре была изображена аллегория фирмы в виде обнаженной несущейся на огромном медведе. Её развитое тело излучало свет, на лице блуждала полуулыбка. Облик поражал развитыми формами, которые излучали энергию природных сил.

Лесная чаща вокруг была заполнена темными силами: звери, леший, кикиморы разбегались в стороны.

В одном верхнем углу нахохлился филин, в другом — упырь с чудовищным оскалом. В левом нижнем углу притаился заяц, вслушиваясь чуткими длинными ушами во всё происходящее. А в правом углу — потирал лапы хитрый лис.

Настораживала сущая мелочь: на плече у Тайги, распушив хвост и едва касаясь её головы ушными косичками, сидела белочка. Взгляд её немного напрягал.

Впрочем, все остались довольны картиной, особенно восторгался глава фирмы.

«Тайга» успешно отметила два года своей деятельности. Ещё через два месяца, аккурат через 26 месяцев после открытия глава фирмы неожиданно ушел в запой. И, как говорится, не вернулся.

Фирмой стал управлять Йишел.

тепло, красота, материнство, любовь


Это самая человечная картина из всех представленных. Она пронизана любовью, заботой и радостью. Она относит нас к далёким забытым временам эпохи Возрождения, которая нам всем сейчас необходима. Ибо мы погрязли в хаосе и дисгармонии. Я призываю к возрождению духа красоты человека, к воспеванию его прекрасного тела. Хватит коверкать и беспомощно махать кистью, дайте восхититься красотой! Вадим

Большая игра

По жизни важно играть по правилам.

Тебя с детства втягивают в игру. Они разные, но по сути игра одна — в

поддавки. Всё равно обидно проигрывать. Можно щелбан получить в

лучшем случае. А можно жизнь проиграть сразу, как бы в шутку, на слабо.

Как повезёт.


Потом игры усложняются и за них дают призы: аттестат зрелости,

свидетельство об окончании, диплом и тому подобное. Некоторые

родители уже тогда начинают подтасовывать правила в пользу своих чад

и те мотают на ус.


Дальше каждый играет по взрослому. Вариантов больших игр немного:

политические, юридические, интеллектуальные, спортивные,

экономические и семейные. Волей или неволей взрослому человеку

приходится играть по очерёдно во все эти игры. Впрочем, зачастую

играть приходится одновременно. Это сложно, но можно.


Есть самая любимая игра — военная, но она по определению входит в

политический аспект.


Итак, всё бы ничего, если бы играли по правилам.


Но каждый из нас почему-то норовит изловчиться и переделать правила

под себя. Не у всех получается такой передел. Нужна воля, удача и

хорошо отлаженная голова на плечах.


Играть по-мелкому может каждый. Чтобы играть по-крупному в Большую

Игру, надо сколотить группу, шайку, партию в конце концов

единомышленников. Надо объявить эти новые правила, не такие как у

других,
отстаивать интересы...


Дело в том, что людям свойственно договариваться. Так легче жить

вместе. И если вламывается инакомыслящая «банда» со своими

«бандитскими» правилами, начинаются разборки по-взрослому со

смертельным исходом. Ведь и те и другие уверены в своих правилах.


Отсюда вывод: все Большие Игры на самом деле за передел Правил.

Простой почти исторический пример.


Жил-был парень по фамилии Убейпару. У него было правило — убивать

попарно. Убьёт одного и до пары другого, даже ближнего своего не

жалел, если что. Ну, какие правила — такие и фамилии.


Собственно говоря, он был никем с дипломом. Покрышки жёг, в картишки

мог... Пока не примкнул к партии «Наш Д
ым» и втянулся в Большую игру.


Самый грозный передел всех правил называется революцией и он

случился. Кто был никем —
наш Убейпару — тот стал всем. Разве это не

фантастика?
Его продвинули, выбрали и теперь он сидит, голосует за

всякие законы для населения. Он, конечно, специалист в определённой

области и охотно занимается вопросами ликвидации инакомыслящих
в

отдельных районах.


Собственно, за свою привычку он и попал под раздачу. Он думал, что

один такой, а оказалось — есть по круче. Например, некий Кико —
мастер

внезапных ударов.


В одну из встреч в коридорах власти, Убейпару по своему обыкновению

шлёпнул инакомыслящего и до пары хотел убить Кико. Тот случайно там

оказался, но реакция того не подвела. Последовал молниеносный

упреждающий удар и Убейпару, с проломленной височной костью, упал

замертво. Так закончилась для него Большая игра. Видно правила всё-

таки были не те, что нужно.

Про улыбку

Макс одним счастливым утром прозрел. Пелена с глаз спала и он понял, что живёт в

стране идиотов.

Они все как заведённые — прямо с горшка на работу. Там на предприятиях одни

усиленно изображают тружеников, другие за ними присматривают. Что характерно: и

те и другие требуют за свой непосильный труд бешенные «бабки». Почему не «дедки»

они не знают. Все слова придуманы до них.

Вообще весь распорядок деяний придуман кем-то до них. Им известны фамилии, но не

суть. Главное, что бедным идиотам предписано исполнять предначертанное и

радоваться.

Макс оглянулся окрест — у всех сограждан блаженная улыбка на устах.

А почему бы нет? Они сыты, обуты, одеты.

Они ходят после работы в театры абсурда, где смотрят пьесы, не понимая

содержания. И не надо понимать. Пару-тройку ассоциативных эмоций достаточно —

говорят им восторженные критики. Актёры кривляются, режиссёры забавляются — все

при делах.

Ещё они ходят в концертные залы слушать какофонию. Да так громко, что уши

сворачиваются. А музыкантам только этого и надо. Они там в оркестровой яме

покуривают, да перекусывают.

Идиоты ходят в музеи современного искусства смотреть на кучи мусора, разбросанные

по углам или размалёванные ногами холсты.

Они читают книги-многоходовки с открытыми концовками на любителя-идиота.

Поэтому они их не запоминают.

Они учат детей в школах, где преподаватели считают: нельзя научить кого-либо чему-

либо. Поэтому придумывают тэсты для зубрёжки, где на каждый глупый вопрос даны

несколько глупейших ответов. Какой их них «правильный» не знает никто.

Ну и в таком духе.

Макс прозрел и подумав, понял, что ему систему не переделать.

Угробить жизнь на создание оппозиционной партии — малоперспективная затея.


Теперь самое время открыть причину разительной перемены в жизни Макса. Он

влюбился, как в той песне Утёсова про сердце и не покой. По настоящему. Поэтому,

если честно, ему таки хотелось именно покоя. Разумеется после того, как любовь

состоялась, понятное дело.

И он решил создать его в отдельно взятой у страны жилплощади.


Женившись, он стал писать книги для своих будущих детей, рисовать картины для

дома и сочинять пьесы про жизнь. Когда появились дети, они с женой обучили их

всему, что знали сами и что вычитали в старых книгах, заботливо сохраненных с

незапамятных времён. Ещё они ставили домашние спектакли с детьми, приглашая на

них иногда соседей. Украдкой они подмечали, что улыбка на их лицах становится всё

более осмысленной.

Подарок

Мысль свербящая с утра: «у Светки завтра день рожденье».

Мысль не даёт сосредоточиться на лекциях, не даёт играть, не даёт курить. Бобу хочется Светку поразить подарком, чтоб запомнила.

Спеть, станцевать Боб не умел. Букет? Типа, розовые розы, траля-ля, Светки Соколовой улю-лю. Тривиально.
Брюлики, лучшие друзья? Финансы не позволяют.

Хотя ради любимой... Почему нет. Продумать и добыть. Времени маловато. Зато эффект!

Он представил, как округлятся Светкины глазки при виде колечка с бриллиантом. Круто!

Так, нужно зайти, попросить показать, повертеть в руках, типа приметить, и... уронить.

Пока будут искать колечко-прикрытие смотаться. Боб мастак на такие фокусы.

После занятий он отправился на Большую Садовую. В парке Горького купил за сотенную медное кольцо со стекляшкой и надел на палец.

Ювелирные были рядом через дорогу.

Пройдя Дом книги, он наткнулся на новый магазин «Голограмма». Витрина привлекла трёхмерным изображением. Боб не удержался и заглянул.

Не успел и шага сделать внутрь, как со всех сторон зажглись огни ламп и раздался голос: «Уважаемый посетитель вы стали обладателем голографического супер-флэш-накопителя. Акция приурочена к первому показу цветного голографического фильма Виктора Комара в 1984 году».

Боба пригласили в спецкабинет, сняли на видео со всех сторон, прикрепили датчики ко всем частям тела, попросили спеть, сплясать. При вручении флеэшки пояснили, что там записана программа для просмотра и общения. Боб в миг забыл про задуманное преступление, он знал что подарит Светке.

Она встретила его с лицом Клеопатры и Боб, в надежде дождаться Египетской ночи, протянул ей букет роз. Она скривила личико в улыбке. Тогда он намекнул, что главное внутри. Она достала флэшку.

- И это всё?

- Да, ты глянь! Супер-пупер голограмма!

- Че-го?

- На память!

У Светки был плазменный телик, типа дисплей с 3D. Она вставила флэшку в комп, загрузила программу.

С экрана в пространство комнаты вышел клон Боба, как живой. Он уверенно протянул руку Светке, на пальце блеснуло кольцо... и запел голосом Стинга.

Светка сделала круглые глаза: «Не фига себе! А что ещё?»

Боб-клон начал танцевать хип-хоп.

- Свет, ну как? - спросил довольный Боб.

- Боря не мешай.

Она встала и стала танцевать с клоном, как всегда хотела. Ей совершенно не мешала его бестелесность.

- Мне что уйти? - Боб начинал закипать.

Она отмахнулась от него, как от надоедливой мухи.

Боб выскочил на лестничную клетку. Взгляд скользнул по ряду электросчетчиков. Он подошел и вырубил фазу Светкиной квартиры.

О море, море!

Только бы обойтись без воспоминаний. Нудятина и нравоучительный понос. Ну, нет в его стране моря, что поделаешь... Даже мало-мальски приличного выхода к морской воде нет.

Именно поэтому о море только и мечтают. О море, море!

Песни поют, стихи слагают, рисуют корабли, стремительно рассекающие волны, оставляющие за кормой родные берега с возлюбленными недолюбленными... О море, море!

Парни бредят морскими походами, вычитанными из книг, подсмотренными в зарубежных кинолентах, услышанными от очевидцев, которые наперечёт и о которых говорят по отдельности: он видел море.

Людям свойственно хотеть то, чего у них нет.

Вот ведь как, есть страны Моря и есть страны Суши — это аксиома данная свыше.

Однако, на планете Моря больше чем Суши раза в два. И это промысел Божий. И что характерно, страны Моря — небольшие, островные или ютящиеся на прибрежной кромке. Но амбиций!!! Ведь они в своё время сделали всё дабы оттеснить страны Суши от моря.

Страны Суши более неприхотливы. Ну что вы хотите: бескрайние поля, леса и горы. Есть, конечно, реки и озёра, ручейки, а моря нет.

Все моря разобраны и названия соответствуют народам стран Моря. Например: балтийцы — Балтийское море, японцы — Японское море, желтый народ — Желтое море, красный, белый, черный — соответственно, экзотические эгейцы — Эгейское море и тому подобное.

Далёко-далёко за морем, за каждым, раскинулся-распластался в ширь и глубь мировой океан. Местами ледовитый, местами тихий.

Это общая картина.

Мор Як, о котором пойдёт речь, тоже мечтал о море, но стал геодезистом, землемером, условно говоря. Кстати, в процессе учебы ему стало известно, что планета имеет не форму шара, как думают многие, а груши. Да-да, именно те, которые околачивают и которыми некоторые объедаются.

Огромное грушевидное образование чрезвычайно поразило воображение Мора Яка и не давало покоя. Он выяснил, что его страна находится аккурат в районе плодоножки, если бы она была. То есть на эдакой планетной вспученности.

«Всё это неспроста» - подумал Мор Як и стал «копать» в этом направлении. Долгие годы он собирал материалы исследований, всеми правдами и неправдами добывал пробы грунта в различных местах страны на разных глубинах залегания, составлял карты, рисовал схемы. Защитил по ходу не одну диссертацию, а толку — чуть. Добился, правда, определённого положения в обществе, к нему стали прислушиваться. Доказывал он простую и, как ему казалось, очевидную вещь: под страной должно быть море, оно есть и до него следует добраться.

- Далось вам это море, - говорили ему, - маркшейдер вы наш неугомонный. Мы живём в стране Суши и, слава тебе Господи, всё имеем в недрах.

- Ну, как же без моря? - запальчиво возражал Мор Як. - Это же мечта, романтика, это же такая духовная цель, похлеще острова сокровищ...

- Было бы понятно ваше стремление пойти за три моря, искатель приключений вы наш. Но копать в глубь... ради эфемерной мечты, извините.

Мор Як продолжал доказывать во всех инстанциях, что жажда приключений есть неотъемлемая и самая захватывающая часть всякой духовной работы и она таки приведёт к материальной выгоде, если на то пошло.

Ему возражали, что планы строительства предусматривают решение более насущных проблем, а именно прокладка шоссейных и железных дорог во все медвежьи углы, которых в стране немеряно.

Мор Як не отступал аргументируя, что профессия моряка престижнее любого шофёра и даже машиниста локомотива.

Ему предлагали договора со странами Моря, в которых черным по белому изложена позиция изготовления кораблей и обучения их обслуживающего персонала.

- Как вы не понимаете, - горячился Мор Як, - ведь своё море лучше, роднее и ближе чужих морей и оно обязательно найдётся, только бы добраться до него, досверлиться...

Из распахнутого окна доносилась песенка — победительница хитпарада: «...и возьми меня скорей, отвези за сто морей...»

- Вы слышали? Какие ещё нужны доказательства? Сто не сто, а пару-тройку я вам гарантирую.

Короче, достал все верхние эшелоны власти своими диссертациями. До самого президента дошел, доказал, добился.

Стали бурить скважины в указанных Мором Яком местах.

И что вы думаете?

То нефть, то газ, то газ, то нефть и никакого моря.

Задолбались сверлить, однако.

Всю страну трубами опутали, качают-выкачивают, а престижу нет. Как были моряки в фаворе, так и остались. И никакие нефтяники, тем более газовщики им в подмётки не годятся, никто про них песни не поёт. Да что песни — добрым словом мало кто вспомнит. Сидят, дескать, на трубе и валюту в карман безразмерный складывают, только зло берёт молчаливое большинство.

О, море, море!

Остались последние точки на карте страны, где ещё не бурила рука человека. Мор Як пригласил старейших мастеров сверхглубинного бурения, лучших из лучших и, можно сказать, поставил на карту весь свой многолетний труд.

Мастера установили на вышку самый надёжный вертлюг и понеслась. Буры алмазные опускались всё ниже и ниже, еле успевали наращивать бурильные трубы. С трудом прошли километровую отметку, потом вторую, третью... После пяти километров бурить стало полегче, после десяти ещё легче. На двенадцатом километре совсем легко стало, никакого сопротивления бурению. Пустота.

Что такое? Неужели?

Стали пробы воздуха брать из глубины. Позвали самого матёрого бурильщика, дали понюхать...

- Морем пахнет, - сказал матёрый.

- А ты почём знаешь?

- Чую. Чуйка у меня на морскую воду.

Стали ещё наращивать трубы, опускать. Через метров тридцать откачали и... пошла вода.

- Ура! Уррррра! - заорали бурильщики.

А Мор Як не верит своему счастью, сомневается... Море ли это? Анализ воды сделали. Солёная, морская, подземная.

Доложили властьпридержащим.

- Так это мы морской державою станем?! - раздались вопли радости в верхних эшелонах. - Пусть внутреннее, подземное, но наше! Срочно узнать размеры и доложить!

Возникла необходимость послать разведчиков недр — эдакие водоплавающие миниустановки с эхолотами и видеокамерами. После обработки данных выяснилось: имеется три подземных скопления морской воды, соединённых протоками. Общая площадь 45 квадратных километров. Глубина от поверхности воды до дна — около тридцати метров. Расстояние от поверхности воды до каменистого свода около двадцати метров. У краёв водных резервуаров обнаружены многочисленные пещеры. Наличие живых существ пока не обнаружено.

Надо осваивать залежи.

Сверху спустили распоряжение: все необходимые средства выделены, организовать бесперебойное сообщение с Внутренним морем, энергоснабжение, флот, связь, создать госкомиссию по экономическому использованию моря.

Началось грандиозное строительство лифта к Внутреннему морю. Года не прошло, как назрело решение создавать плавучие санатории, курортные зоны, игорные зоны, солярии, экскурсии, увеселительные заведения, дайвинг и прочее. От желающих осваивать новые направления бизнеса отбою не стало. От желающих стать моряками — тем более!

А что же идейный вдохновитель Мор Як?

Да вот он возле своей яхты то и дело ныряет с аквалангом в морскую пучину. На его лице в свете ламп дневного освещения сводов неизменная улыбка радости от хорошо сделанной работы. Он машет рукой жене и детям на борту яхты, не замечая трёх пар горящих глаз следящих за ним из глубины одной из прибрежных пещер.

Большой взрыв

Всё началось с гнусной теории, так называемого, Большого Взрыва. Она мне всегда не нравилась. В тот вечер я почему-то стал высказываться именно о ней.

Конечно, может показаться странным обсуждать эту хрень на свидании, но так совпало.

Когда Ирис обеспокоенно глянула в мои глаза, она увидела там двух спорщиков. Я с первой встречи понял, что эта темноволосая лаборантка видит меня насквозь.

Так вот, она увидела там меня и моё Alter Ego. Мы спорили до хрипоты и она поинтересовалась о чём.

- О Большом Взрыве, ты всё равно не поймёшь.

- Ну да, откуда мне знать эту дурацкую теорию возникновения вселенной.

- Так ты в курсе?

- В общих чертах.

- Согласись, что она дурацкая?

- Конечно, милый. Каждому школьнику известно — вселенная бесконечна. Это обстоятельство исключает и всякое начало. Не так ли?

- Ни чего себе! Ты читаешь мысли?

- А то! Ты ещё подумал о «красном смещении».

- Да, оно доказывает расширение вселенной.

- А значит: должен быть взрыв! Ну не наивные идиоты, подумал ты.

- Не пугай меня своей прозорливостью. Именно так я спорил с оппонентом.

- Не уходи в себя так далеко, милый, лучше...

- Что?

- Догадайся. Как ты меня назвал в прошлый раз?

- Сейчас вспомню... Я назвал тебя моей вселенной.

- Точно. Так иди ко мне.

Я сразу смекнул: где вселенная, там и черные дыры. С этим не поспоришь. Пока я разоблачался, она игриво спросила:

- Если не взрыв — то что же?

- Очень просто — пульсация. Вселенная пульсирует: разлетается, потом сжимается.

- О! Да-да, я хочу ощутить это!

После такой космической прелюдии, согласитесь, черная дыра затянет непременно. Вырваться трудно, да и зачем. Только через неё ты сможешь проникнуть в другой мир. Забыть мир подозрений и всевозможных преград. А там — абсолютное проникновение и безграничное доверие.

Не многие находят его, не многим посчастливится.

Знаете, мне повезло. Я приблизился, меня затягивает и сопротивляться природе бесполезно.

Дело в том, что черная дыра оказалась с белым ободком. Я таки нарвался на настоящую блондинку. Вот где проявилась истинная масть. Несмотря на все кривотолки я затянут её силой, её Притяжением.

О моя вселенная! Я чувствую, как ты сводишь с ума дивной пульсацией. Я опять гибну, чтобы познать твою суть до конца.

Хотя, о чем это я, ведь вселенная бесконечна.

Кинолекторий

Пожалуй, любой качественный фильм, который безбоязненно можно причислить к классике, поднимая тем самым духовность на определённую высоту, говорит нам нечто такое…

Что же он пытается сказать?

Просмотрев необъятное количество, так называемого «золотого фонда кинематографии» приходишь в конечном итоге к одному и тому же выводу: по большому гамбургскому счёту эти фильмы говорят об одном и том же, а именно, о тяжелой и безрадостной жизни.

Скажу вам больше, если фильмы, об этом не говорят, то ни при каких делах не войдут в этот золотой фонд. Да-с.

Хотите примеры? Их сколько угодно. Не скажу, что можно объять необъятное, поэтому-таки надеюсь, что меня дополнят.

«СЕМЬ САМУРАЕВ» - суровый фильм о тяжелой и безрадостной жизни простых японских крестьян и небогатых самураев.

«ВЕЛИКОЛЕПНАЯ СЕМЁРКА» - американский ремейк того же, но только о тяжелой и безрадостной жизни мексиканских крестьян и небогатых ковбоев.

«СЕМЕРО СМЕЛЫХ» - советский ремейк. Наш ответ «забугорному» кино. О тяжелой, но «радостной» жизни полярников, судя по улыбке весельчака Петра Алейникова. Верится с трудом, ибо грядёт тридцать седьмой год.

И вот те же «Семь невест для семи братьев» не вошли в золотой фонд, ибо радости полные штаны у братьев и полные пазухи у их невест. Наш фильм «Семь нянек» то же не вошел: слишком жизнерадостны няни, усатые и безусые, к тому же шалопаистый ГГ скользит по жизни слишком легко.

То ли дело «ГОЛЫЙ ОСТРОВ» - серьёзный фильм о тяжелой и совершенно безрадостной жизни опять же бедных японских островитян, полфильма везущих на остров бочку с водой. Остальные полфильма эту воду пользуют, в том числе для купания в одной бочке всех по очереди при этом, не проронив ни слова. Вот, собственно, и всё. И как раз в этом заключена вся тяжесть и безрадостность.

Или возьмём Довженковскую «ЗЕМЛЮ» - эпохальный фильм о тяжелой и безрадостной жизни первых коллективных хозяйственников Страны Советов. До такой степени, что баба, в конец, обезумев, крушит иконы сиськами своими. А что поделаешь, если кайф обломали…

«ВЕСЁЛЫЕ РЕБЯТА» - тем не менее, фильм о тяжелой и безрадостной жизни крымского пастуха, а также его музицирующих товарищей. А с чего бы это им так остервенело не мутузить друг друга?

«ТАРЗАН» - трофейный фильм о тяжелой и безрадостной жизни обезьян, диких африканских племён и ниспосланного к ним судьбой белого человека.

«НЕКОТОРЫМ НРАВИТСЯ ПО-ГОРЯЧЕЙ» - представьте себе, комедия о тяжелой и безрадостной жизни безработных американских музыкантов и кровавой резне в день св. Валентина устроенной самим Аль Капоне. Душечкараздирающая история.

«КАЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ» - сказка о тяжелой и безрадостной жизни кащеев, баб Яг и прочей нечести, на фоне которых, впрочем, очень былинно смотрится богатырь Столяров.

ВСЕ якобы смешные ФИЛЬМЫ Чарли ЧАПЛИНА о тяжелой и безрадостной жизни маленького человека.

«БРОНЕНОСЕЦ «ПОТЁМКИН» - и ежу понятно, что о тяжелой и безрадостной жизни броненосца, тфу, русских матросов. Червивое мясо заставляли кушать, коляску с ребёнком спустили с лестницы, изверги, женские вопли крупным планом и прочий экспрессионизм.

«ЧАПАЕВ» - экранизация очерка Фурманова о тяжелой и безрадостной жизни красноармейцев и белогвардейцев. А также о безвременной гибели народного любимца легендарного Василия Ивановича, что само по себе тяжело и безрадостно.

«КОММУНИСТ» - фильм о тяжелой и безрадостной жизни коммунистов на Руси, хотя и не лишенной души и тела неких устремлений и даже эйфорий.

«НОЧИ КАБИРИИ» - полная скрытого драматизма лента о тяжелой и, как водится, безрадостной жизни итальянских путан в свете неореализма.

«КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ» - киноэпопея о тяжелой и безрадостной жизни итало-американских мафиози и весьма трагической кончине её отца-основателя.

«АНДРЕЙ РУБЛЁВ» - киноповествование о тяжелой и безрадостной жизни древне-русских художников в частности и русского народа в целом.

«СТАЛКЕР» - кинопритча о тяжелой и безрадостной жизни вообще и отдельно взятого сталкера в частности.

«ЛЕТЯТ ЖУРАВЛИ» - киношедевр о тяжелой и тревожной жизни влюблённых, радость которых осталась лишь в воспоминаниях.

«МОЛОХ» - киноистория об одном дне из тяжелой и безрадостной жизни Адольфа Шикльгрубера.

«УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ» - экранизация о тяжелой и безрадостной жизни Скарлет О'Хара, а заодно и Соединенных Штатов времён гражданской войны.

Фильмы Ингмара Бергмана – о тяжелой и безрадостной женской жизни. Доля у них такая, по-бергману.

Если фильм назван чьим-либо именем, то однозначно – это о тяжкой и безрадостной жизни данного лица. Допустим: «ЛЕДИ ГАМИЛЬТОН», «ЭВИТА», «СПАРТАК», «ФРАНКЕНШТАЙН», «ДРАКУЛА», «АМАДЕЙ», «ПАРФЮМЕР», «ТЕРМИНАТОР» и т.д.

«КАРНАВАЛЬНАЯ НОЧЬ» - о тяжелой и безрадостной жизни ответственных работников на фоне беззаботного веселья их подчиненных.

«ДЕВЯТЬ ДНЕЙ ОДНОГО ГОДА» - о тяжелых и безрадостных экспериментах советских физиков-ядерщиков.

«МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ» - кожераздирающий фильм о тяжелой и, конечно же, безрадостной жизни каннибалов, маньяков и их жертв соответственно.

«ЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ» - название говорит само за себя, это фантастическая киноэпопея о тяжелой и безрадостной жизни обитателей звёздных миров, будь ты хоть джедай, хоть Чубакка.

Скука

Томиться бездельем удел умников.
Умник заранее прикидывает в своём высоколобом уме «что там и как», заранее всё предвидит, то есть, заранее предполагает худшее. Недаром ведь сказано: много знаний — много печалей. Да, конечно, можно пренебречь и всё таки начать делать нечто... Но ведь потом — суета, тлен и разрушение неизбежны. Об этом говорят сотни тысяч исторических примеров. Сколько цивилизаций погибло, достигнув рассвета: Ацтеки, Майя, Египет, Древний Рим... Да что там, а эпоха Ренессанса! Титаны Возрождения — не тебе чета — и что же? Всю жизнь маялись, глаза нам открывали на простые истины. А мы их теперь знать не хотим. Наоборот, мы стремимся всё усложнять и усложнять. На простые и понятные законы норовим навешать сотни пояснений, рекомендаций, да так, что тошно становится.
Теперь взгляните окрест — ни одного титана на горизонте. Сплошное мелкотемье мусолят, мусолят ради куска хлеба с икоркой и... коньячок под шашлычок. Всё приехали.
Сидит этот умник, бездельник, лаботряс, лежебока, бьющий баклуши, околачивающий груши, посасывает коньячок и томиться от скуки.

Но ведь суетится где-то рядом другой — на все руки от скуки. Деловой до нет спасу, трудоголик, если обозначить новоязом. Мечется, стремиться куда-то, всех достаёт своими инициативами: то построить, то разрушить.
Вот и задумаешься: какой лучше из них?
Лежебока хотя бы думает, размышляет, что само по себе и неплохо.
Трудоголику думать некогда, он полагает: начнём делать, потом разберёмся по ходу. Так вот и строят впопыхах, мосты, например. Если машины начинают в речку падать, знайте — трудоголик строил.
Лежебока ничего не строит, хотя опять же ничего не разрушает. Обломовщина — вреда особого нет, пользы тоже.
Однако отношение русского народа к ним неоднозначное: деловых недолюбливают, пренебрежительное слово. Лежебок любят. Имеются даже народные любимчики: Емеля — поймал как-то щуку и на печи стал кататься «по щучьему веленью»; Иванушка, кому дурачок, кому царевич, надеется на скатерть-самобранку и та не подводит, на перо Жар-птицы — путь освещает, на Конька-горбунка надеется и тот уносит за тридевять земель.

Есть ещё, уверенные в себе пахари-сеятели Микулы Селяниновичи, кормильцы земли русской. Им риспект и уважуха! Хлеборобство — самое почётное занятие в мире. Те же лежебоки жирные думают: какое бы ещё неизведанное блюдо попробовать, насытить утробу... А невдомёк им, что только в хлебе есть все полезные для жизни микроэлементы и витамины. Они слушают рекомендации проходимцев об ограничении себя в хлебе, жрут мясо, колбасы заморские и начинают болеть.

Ведь правильно питаться — очень толковое дело. Заботиться о себе, о ближнем своём, о потомстве, о родителях — самое что ни наесть нужное дело. Скучать некогда будет. Кстати, этим только и занимались с незапамятных времён.

Когда возникло государство, пришлось заботиться и о нём. Много появилось занятий и понятий. Например, работа.

Работа отличается от дела вообще. Работа — это дело за которое платят. Значит есть дела неоплачиваемые. Их великое множество. Забота о себе о своих детях — из таких. Ещё всякие любимые дела-делишки, искусство в том числе. Редко кто кормиться искусством — талантливые единицы, о которых узнали, которым помогли добиться успеха.

Представьте человека пишущего стихи. Кому они нужны? Друзьям, знакомым. Печатать, продавать — себе дороже. Спеть, правда, можно, на углу стонать болотной выпью. Не каждый решиться. Так что, вроде бы не лежебока, но и не работник. Главное, что человек скучать перестал, делом занялся.

Если в семье живут традиции заниматься делом: артистическим, музыкальным, художественным, парикмахерским, поварским, плотницким, слесарным, любым, кроме воровского дела, то там не скуки. Воровское дело тоже не скучное, рискованное, как теперь говорят, экстремальное. Адреналин прёт из ушей. Антиобщественное дело, однако, наказуемое.

Тут выше были упомянуты баклуши. Бить баклуши, то есть заготовки для ложек делать, простое дело, лёгкое. Все простые занятия считаются недостойные уважения, типа палец о палец ударять.

На Руси повелось уважать только тяжёлый физический труд. Прошу обратить внимание, физический не умственный. Тяжёлым умственный труд быть не может, считает большинство и с этим ничего не поделаешь. Поэтому к умственному труду уважение невелико. Умственное напряжение незаметно. Нет пота на лице.

Ибо сказано: в поте лица своего добывай хлеб насущный.

И ещё сказано: по делам твоим воздастся тебе! Не все верят, но так оно и есть на самом деле.

Не привыкай к скуке и не будешь скучать. Гони от себя эту заразу.

Прежде чем что-либо сделать, создай это в голове своей досконально, чётко представь, во всех деталях.

Во всех делах своих никогда не ставь последней точки, предполагай перспективу, развитие.

Как бы хорошо не оплачивался труд твой делай его не корысти ради, а ради счастливых мгновений, которые обязательно бывают в процессе хорошо сделанной работы. Самому, чтобы нравилось, тогда и люди похвалят. А если самому не нравится и люди не хвалят, значит не нужное это дело, бросай его.

Не стахань! Это начальственные выдумки для выжимания пота.

В конце двадцатого века придумали интересную штуку против скуки — компьютер. Включай и ты уже при делах. Броди по сайтам, скачивай, общайся, находись в курсе всех новостей, играй, да не заигрывайся. Заразная штуковина, затягивает, от живой жизни уводит в жизнь виртуальную. Иные так и живут в этих чатах, беседуют по скайпу, знакомятся, ссорятся, умирают и снова рождаются под другими никами. Комп — это лучший помощник в деле, но живых друзей-подруг не заменит. Кончил дело — гуляй с телом, в смысле, смело! Научись отдыхать, кстати. Чтоб не только пиво-раки да рыбец-бабец... Ведь имеются целые энциклопедии игр и развлечений, за всю жизнь не перепробуешь.

И вот тут ещё проблема с годами возникает — иссякает желание.

Стишата когда-то сочинились: « я много хотел, а потом перестал, потому что хотеть — устал». Чем более интенсивную ведёшь жизнь, как оказалось, тем быстрее себя изнашиваешь. До такой степени, что уже не хочется ничего. Вроде того попробовал и эдакого, практически все способы, всевозможные удовольствия, яства, напитки, страны... Трудно стало удивить чем-то, поэтому скучно.

А не надо торопиться жить, ведь сказал поэт... ну вы помните. Прислушайся к нему.

Не глотай всё не прожевав, на потом оставь.

Как правило о будущем никто не думает. Все живут сегодняшним днём. Таково большинство из нас и тут ничего не поделаешь.

для начала

В любом деле есть начало и конец.
Чтобы что-то начать, нужно преодолеть инерцию покоя, дабы сдвинуться с мёртвой точки. Обратите внимание на эпитет.
Во всяком случае, необходимо приложить усилие жизненных сил. По большому гамбургскому счету – преодолеть смерть. Точка-то мертвая. Пускай на йоту, но изменить окружающую тебя действительность, начав дело.
В какую сторону изменить покажет опыт. Ты сам почувствуешь по ходу: плохо или хорошо тебе и всем от того, что ты предпринял. Но ты действуешь, черт возьми, ты живёшь.